24.06.2024
Людмила Беккер

Людмила Беккер: «Феномен города» — Ритмы и Полифония в музыкальном искусстве

Музыкальное искусство в зеркальном отражении феномена города отозвалось противостоянием между сторонниками существующей Тональной системы, которая накопила богатое наследие огромных достижений, и сторонниками Атональной музыки, на основе которой австрийский композитор Арнольд Шенберг сформировал новую музыкальную систему Додекафонию.

Людмила Беккер

«Феномен города» — Ритмы и Полифония в музыкальном искусстве

Город по праву считается самым гениальным творением человечества. Процессы происходящие в Городе невозможно объяснить или предсказать, но всегда возможно развивать. Город мотивирует создание и реализацию любых необходимых для жизни человека идей. В результате развития городов появляются архитектурные построения зданий. А это производственные, административные, институты образования, религиозные институты, театры, концертные залы, музеи и конечно же транспорт для передвижения по городу и здания для жилья.

Согласно Лии Иосифовне Павловой, замечательному архитектору-градостроителю и художнику, “Искусство едино — трудно отделить образы архитектуры от их отображения в живописи, поэзии и музыке. Они переходят от изображения в звучание, из камня — в музыку, из идеи — в материал или, наоборот, в нематериальность.”

Сегодня смежность искусств явление вполне обычное, а в давние времена между искусствами существовало соперничество. Главными соперниками за первое место были и остаются Архитектура и Музыка.

Так случилось, что такие факторы как Ритм и Контрапункт сблизили эти два искусства.

Процесс был долгим, а результат неожиданным.

В музыке ритм самый важный элемент, он ответственный за характер движения музыкальных тем и распределение длительности времени каждого звука в этом движении. Музыкальный ритм может занять доминирующее место в музыкальном произведении и даже сам по себе в некоторых культурах является музыкой, которая исполняется на ударных музыкальных инструментах.

Ритмичность одно из требований к исполнителю музыкального произведения.

Ритм является одним из важнейших средств архитектурной композиции. Он осуществляется путем соразмерного повторения элемента, формирующего акценты здания или группы зданий.

Посредством ритма архитектурный объект может выглядеть статичным или динамичным, частота повторов и соразмерность акцентируемого элемента влияет на восприятие зрителя. Без участия выразительности ритма ни музыка, ни архитектура обойтись не могут.

Итак Ритм объединяющая два искусства метафора.

Контрапункт в музыке сформировался в результате долгого процесса развития полифонии. Многоголосное пение в истории некоторых народов известно с давних времен, но полифонией это пение не является. В чем разница? Корни классической музыки в религиозных литургиях, духовных песнопениях, которые исполнялись во время службы для прославления Б-га первоначально в Иудейских Xрамах Иерусалима, а с появлением Христианства эта традиция прочно укоренилась в церквях.

Со временем в городах были построены величественные готические кафедральные соборы. Строительство соборов требовало специалистов множества профессий, а также музыкантов для исполнения службы в них, в результате города разрастались.

Исторически пение литургий было традиционно монофонным (plainchant), позднее название этому песнопению было дано “Григорианский хорал”, хотя Папа Римский Григорий I его не сочинил, а распространил по Католическим соборам, посылая в них учителей пения. Очень важно обратить внимание на тот факт, что народное многоголосное пение практиковалось в отдаленных от городов местностях, а полифония родилась в городах. Зародилась она в Римской Католической Церкви, но пышно расцвела в Протестантской. В истории классической музыки полифония сформировала благодатную почву, на которой выросла вся европейская музыкальная литература.

Теперь давайте отправимся в путешествие по городам и странам, в которых архитектура вдохновляла музыкантов своими пропорциональными формами, акустикой и строгими ритмами, а архитекторов вдохновляли божественные мелодии литургического пения.

Первые образцы полифонической музыки были обнаружены в Винчестере, Англия.

Сохранилась маленькая, но довольно толстая книга, известная под названием Винчестерский Тропер. Рукопись, написанная кантором Винчестерского Кафедрального Собора в 20-х годах XI века, содержит коллекцию полифонической музыки для литургического песнопения.

Далее проследуем в Аквитанию, Франция, столица город Бордо.

Аквитанская полифония является следующей вехой в развитии полифонии нового типа, который называется Organum. Известность Органум получил благодаря рукописям XII века, найденным в монастыре Сен-Марсиаль в Лиможе.

Главным собором в этом регионе является Бордоссский Кафедральный собор.

В XII-XIII веках при Соборе Парижской Богоматери создается школа полифонии Нотр-Дам. Имена первых композиторов этой школы известны истории музыки, это Леонен и Перонен. Композиторы этой школы разработали Ритмические Режимы, которые установили закономерности длинных и коротких длительностей, записанных в виде единой фигуры , называемой “лигатурой”, так появилась первая последовательная система ритмической записи. Заслугой этой школы является разработка Модальной нотации, которая подготовила почву для современной “мензуральной нотации”. Безусловно, в хоровом пении участвуют поэтические тексты, обладающие собственными ритмами, но это уже другая тема.

Ритмические режимы записывались вот таким образом:

Запись ритма не только заимствована из архитектурных пропорций, но и визуально символизирует древнюю космическую модель города “квадрат”, а в современной нотации круглое очертание нот напоминает механическую форму модели города, радиально-кольцевую.

В XIII веке добавление голосов осуществлялось посредством вкрапления светского поэтического текста к существующему духовному тексту, тексты в добавленных голосах исполнялись на ритмические пассажи Oрганума, Так появились 3х-голосные мотеты. Интересно, что в каждом голосе исполнялись разные тексты (политекстовая музыка), иногда на разных языках, латыни и французском. Одним из известных французских композиторов XIV века был Guillaume de Machaut, который был и замечательным поэтом.

Теоретики музыки Jacques de Liege и Johannes de Muris использовали архитектурные метафоры в своих трактатах для объяснения аспектов музыкальной композиции.

Jacques de Liege в 1330-х годах сравнивает тенор, нижняя партия в полифонической пьесе, с фундаментом здания, а Johannes de Muris в 1340 г в своем трактате “Ars contrapuncti“ (искусство контрапункта) называет тенор фундаментом дисканта, тo есть метафора “фундамент” уже принадлежит правилам контрапункта полифонической композиции. Профессор Graem Boone ( Ohio State University) обратил внимание на эти определения в буквальном смысле слова: если тенор, нижний голос в XIV веке, рассматривать как фундамент музыки Средневековой Мессы, следовательно другие голоса могут восприниматься на слух как колонны и арки. Тогда вся звуковая структура в целом аналогична каменной. Ниже декоративная часть готического собора ХV века.

В результате совместного творчества образовался профессиональный язык из метафор, которые использовались как в архитектуре, так и в музыке.

Полифония оказала огромное влияние на архитектуру в XV веке подъемом эстетики “огня или пламени” (flamboyant), богатая декоративность которой покрывала несущие конструкции Готики.

Линии формирующие образ огненного пламени назвали полилинеарными, а в дальнейшем голоса в полифоническом музыкальном сочинении стали называть мелодическими линиями.

За весь период развития средневековой полифонии расширялась география ее применения. Если посмотреть на карту , то это города Италии, Испании, Бельгии и Нидерландов.

Главным достижением эпохи Возрождения в области развития полифонии в музыке является Месса. Мелодией для каждой части Мессы могла быть как духовная так и светская песня, а метод ее появления по голосам назывался “Пародией”, но не в юмористическом смысле, а как имитация. Самая известная Месса XV века написана композитором Josquin des Prés на Григорианский хорал со словами “Pange Lingua”.

Традиция религиозной полифонической музыки продолжается далее в XVI веке.

В Италии музыкальным центром становится Флоренция.

Кафедральные соборы, возведенные великими архитекторами Возрождения, роскошные палаццо могущественных семей этого времени воплощение музыки в архитектуре и архитектуры в музыке. Пропорции церкви San Salvatore al Monte пример “музыкальной” архитектуры. Ландо Бартоли в брошюре “Architettura e musica” пишет, что Леон Батиста Альберти и Филиппо Брунеллески прошли в архитектуре аналогичный путь как И.С. Бах в “Искусстве Фуги”.

Параллельно с подъемом музыкального искусства в католической Италии в Германии происходит реформация церкви. Мартин Лютер, автор Реформации, был музыкантом, огромная коллекция собранных им мелодий легла в основу создания Гимнов для Новой Протестантской Церкви. Протестантская церковь формирует новые формы духовной музыки в Германии. Полифония приникает из духовной музыки в светскую. Искусство полифонического письма из Италии в Дрезден, привозит композитор Генрих Шютц, ученик Джованни Габриели.

Лондон — музыкальный центр Англии в XV-XVI веках.

Для исполнения полифонической музыки в городских церквях возникла необходимость в расширении сети хоральных певческих институтов, которые обучали искусству пения новой литургической музыки.

Начало ХVII века знаменует новый этап в истории развития городского пространства. Архитектура городов Возрождения воспринимается как символ статичности, возникает потребность в создании новых образов архитектуры. Так возник стиль барокко, который существенно меняет планы больших городов.

Стиль Барокко положил начало истории европейской классической музыки периода с 1600-1750 годов.

Развитие контрапункта — главное достижение в истории полифонической музыки. Вершиной развития контрапункта в музыке Барокко становится Фуга, созданная композитором Иоганном Себастьяном Бахом (1685-1750). Слово Фуга переводится как “бег”, но на самом деле ситуация в фуге это сложные взаимоотношения между Темой и Контрапунктом в многоголосном произведении, инструментом которого является Имитация. Чтобы овладеть искусством фуги музыканту надо изучить и практиковать технику сочинения Контрапункта. Контрапункт становится важным теоретическим предметом в профессиональном музыкальном образовании. Мастерство владения контрапунктом И.С. Бахом в “Искусстве Фуги” и “Хорошо Темперированном Клавире” спровоцировало феноменальный интерес и вдохновение у архитекторов до наших дней. Изучение структуры и формы Фуги обнаружило множественное количество вариантов движения мелодических линий ее Тем, имитаций, ритмов в гармонической стройности сочетания всех элементов композиции. Но кроме аналогий архитектура и музыка имеют множество различий. Для великого композитора и музыканта Темы произведений наполнены смыслом заложенного в композиции содержания, а для реализации его в музыке используются различные приемы и средства. На мой взгляд, сближение архитектуры и музыки происходит также в различии их функций: здание это условно “сосуд”, построенный великим архитектором с применением науки и инженерии, а музыка акустически заполняет его звучанием произведений великих композиторов. Музыка всегда ищет и находит пути для Ритма убежать от математики, хотя пропорции, на которые опирается запись ритмического движения, в нем сохраняются. И.С. Бах открывает новые возможности в сочетании или пересечении различных ритмов, в результате чего линии контрапункта и Тема в одновременном звучании выразительно подчеркивают индивидуальность друг друга.

Ритмическое разнообразие внутри полифонической фактуры музыкальной ткани создает иллюзию свободы движения голосов.

Отношение к Ритму в архитектуре очень строгое, ритм выбирается в зависимости от замысла произведения архитектуры или ансамбля построений, он может быть простым, т.е. повторяющим акцентирующий элемент, убывающим, увеличивая расстояние между повторениями, или нарастающим, сокращая расстояние между повторениями.

Именно абстрактная сущность музыкального искусства заставляет архитекторов трудиться в поте лица , чтобы достичь свободы выразительности в своем искусстве. Ритмы города в процессе его развития не “гремят” где и как хотят, а организованы правилами движения, светофорами, часами работы офисов и так далее.

Музыкальное развитие полифонической музыки продолжается в странах и городах ее основания, но центр ее распространения перемещается в Германию.

На территории России полифония появилась только в конце XVII начале XVIII веков.

Развитие городов к середине XVIII века расширило и обогатило музыкальное искусство жанрами не только духовной, но и светской полифонической музыки. Достижения в науке совершенствовали технические возможности музыкальных инструментов. Индустриализация городского пространства меняла ритмы городов. Феноменом города становится возвращение к классической архитектуре античности Греции и Рима.

Все эти факторы нашли свое выражение в музыке. Если для архитектуры классика была возвращением к прошлому, то в музыке это стало началом нового стиля.

Контрапункт служит основанием, на котором развивается новый элемент классической музыки— Гармония. Отличие полифонии от гомофонии заключается в следующем: в гомофонии только один из голосов является Мелодией, а окружающие Мелодию голоса аккомпанируют ей, то есть Мелодия постоянна, а гармония к ней может меняться. Контрапункт в гомофонной музыке не только сохраняется, но и является обогащающим средством развития музыкального материала.

Столицей музыкального искусства становится Вена, Австрия, в которой сформировалась “Школа Венского Классицизма” Ф. Гайдном, В. Моцартом и Л. Бетховеном.

Вена предоставила композиторам огромные возможности для исполнения на сцене их

произведений. Достаточно взглянуть на лист концертных залов, театров и Оперных Домов, чтобы понять причину интереса многих композиторов быть удостоенными внимания Венской публики.

https://scholarship.claremont.edu/cgi/viewcontent.cgi?referer=&httpsredir=1&article=1153&context=ppr

Расширение географии городов, ставшими центрами музыкального искусства интенсивно продолжается в XIX веке. Главным городом привлекающим музыкантов в начале века становится Париж, столица революций за Свободу, Равенство и Братство. Звуки города — ритмический контрапункт в палитре музыкальных звуков программной музыки Романтизма.

Развитие городского транспорта и железных дорог,— эмоции и вдохновение для композиторов, а также способ рекламировать оперные спектакли и концерты.

Одним из гениальных французских композиторов еврейского происхождения XIX века был Шарль Валентен Алькан. Композитор сочинял музыку главным образом для фортепиано и был недосягаемым на то время пианистом-виртуозом.

Феномен города нашел место в музыке Ш.В. Алькана.

Среди ранних сочинений композитора есть интересная история пьесы соч.2 “Les omnibus” /Омнибусы. История начинается с премьеры в 1825 году в Париже комической оперы “Белая Дама” известного в то время французского композитора Франсуа Андре Буальдье, имевшая большой успех у публики. Кстати надо упомянуть, что Ф.А. Буальдье с 1803 до 1810 года служил придворным композитором в России по приглашению императора Александра I, но уехав в отпуск во Францию в 1811 году вернуться в Россию, по политическим причинам ,уже не смог. Либретто оперы “Белая Дама” основано на пяти произведениях шотландского писателя Вальтера Скотта. Какое отношение вся эта история имеет к пьесе Ш.В. Алькана “Омнибусы”? Оказывается самое непосредственное. Успех оперы решила использовать транспортная компания Entreprise generale des Dames Blanches. Летом 1828 года компания наводнила улицы Парижа белыми омнибусами, расписанными сценами из оперы “Белая Дама”. Кроме того, омнибусы были оснащены механическими рожками, звучавшими на улицах города как триумфальные трубы. Омнибусы, один из первых видов городского транспорта, решили проблему урбанизации города ,так как с их помощью каждый парижанин мог попасть в любой район города. На протяжении 30 лет белые омнибусы способствовали популярности оперы “Белая дама” Ф.А. Буальдье. Так феномен города и опера нашли свое выражение в пьесе Ш.В. Алькана “Омнибусы”, в 1829 году композитору было 16 лет.

Строительство железной дороги, соединяющей Париж с северо восточным портовым городом Гавр через Руан, открытие которой состоялось 9 мая 1843 года, нашло место в музыке Алькана среди этюдов соч.27. И хотя железная дорога элегантностью звуковой изобразительности не отличается, но стилистика пьесы явно несет в себе влияние клавесинной французской музыки XVIII века.

Дополняет тему строительства железных дорог в музыке “Попутная песня” М. Глинки.

Лондон занимает особое место в истории музыкального искусства. Традиционно монархи Великобритании оказывали поддержку композиторам и музыкантам.

Именно в Лондон переезжает современник И.С. Баха немецкий композитор Г.Ф. Гендель. Его оратории, оперы и музыка для Королевских праздников и церемоний до сегодняшнего дня занимают одно из центральных мест в концертной жизни города. И в дальнейшем Лондон привлекал практически всех выдающихся композиторов и исполнителей из европейских стран своими концертными залами и театральными сценами. История Великобритании с ее замками, соборами и природой вдохновляли к сочинению музыки. Феликс Мендельсон предпочитал Лондон Парижу. В течении последних 500 лет музыкальная жизнь органично вплетается в ритм города.

Под воздействием мировоззрений и учений о социальном неравенстве в обществе и, как результат, революций и войн в 20 веке происходит раскол во взглядах на искусство среди музыкантов и архитекторов.

Формируется новое восприятие образа города и соответственно меняются взгляды на то, как город должен развиваться.

Конфликт разгорелся в среде архитекторов между сторонниками Реконструкции ( обновление и улучшение существующих исторических зданий) и сторонниками Реновации (разрушение старых зданий и строительство современных).

Музыкальное искусство в зеркальном отражении феномена города отозвалось противостоянием между сторонниками существующей Тональной системы, которая накопила богатое наследие огромных достижений, и сторонниками Атональной музыки, на основе которой австрийский композитор Арнольд Шенберг сформировал новую музыкальную систему Додекафонию. Новая музыкальная система своего рода манифест равноправия, свободы и независимости. Не случайно додекафонию поддержали европейские композиторы еврейского происхождения.

Феноменом XX века в области искусства контрапункта является цикл “24 прелюдии и фуги” соч.87 Дмитрия Шостаковича, это фактически “Хорошо Темперированный Клавир”, созданный И.С. Бахом, в современной музыке. Несомненно гармоничная архитектура Петербурга оказала влияние на формирование музыкального стиля композитора.

Анри Лефевр, французский философ и социолог в области городской и отдаленной от города местностей, который придерживался марксистских взглядов, используя собственный метод Ритмоанализа, наблюдал сверху из открытого или закрытого окна за происходящим в центре Парижа. Результаты исследования Анри Лефевра в 1980 году оказали огромное влияние на дальнейшее формирование трактовки образа города. Исследование городских ритмов и контрапунктов сформировало определение: “музыкальные города” XXI века.

Идея эта не новая, а эхо революции 1917 года и образование СССР.

В 1922 году, 7 ноября, в честь празднования 5-ой годовщины Октябрьской революции, в Баку состоялась премьера “Гудковой Симфонии” композитора Арсения Авраамова, дирижерское имя Реварсавр. Во время исполнения произведения композитор дирижировал не музыкальными инструментами, а громом артиллерийских пушек, гудками паровозов, теплоходов, грузовиков, заводов при участии военного оркестра медных инструментов и хора. Второе исполнение симфонии состоялось в Москве в 1923 году и уже под названием “Симфония “Ля”, как выяснилось из писем Авраамова тональность Ля это зашифрованное имя жены композитора Ольги.

По современным политическим представлениям о “музыке города”, “Гудковая Симфония” соответствует понятию о “контрапункте и ритмах в урбанистической партитуре города”.

На этом основании Арсений Авраамов в 2022 году, к столетию исторического музыкального события, был назван музыкальным новатором, опережающим свое время.

К счастью, взгляды на образ города отличаются разнообразием, этот фактор положительным образом влияет как на архитектуру так и на музыку. Невозможно отказаться от великолепного наследия прошлого, которое успешно живет и радует людей во всем мире. Именно гармоничное сочетание достижений разных времен формирует богатство образа города.

Интересна интерпретация аналогий между архитектурой и музыкой у известного архитектора, теоретика и критика Charles Jencks.

Вот один из примеров его интерпретации здания CaixaForum в Мадриде архитекторов Herzog & de Meuron.

“Preserved brick facade sets the A/b bay rhythms which are

taken up as harmonic chords in the top rusted iron addition

and set against the vertical garden and void at the base.”

Перевод: Сохраненный кирпичный фасад построен на A/b bay ритмах, которые воспринимаются будто гармонические аккорды верхней части ржавого железа дополняют и сочетаются с примыкающим к зданию вертикальным садом и пустотой у основания.

На фотографии ниже Ch. Jencks графически изображает музыкальную интерпретацию постройки.

“Reading horizontally gives some basic melodic lines, while reading vertically reveals both harmony and dissonance.

But the large contrasting blocks of colour and material are like the strong Stravinsky chords, the violent instrumentation of The Rite of Spring.”

Перевод: Чтение в горизонтальном направлении демонстрирует несколько основных мелодических линий, в то время как чтение в вертикальном демонстрирует одновременно гармонию и диссонанс. А вот контрастирующие цветные блоки большого размера и материал, из которого они сделаны “звучат” как мощные аккорды в оркестровой партитуре “Весны Священной” И. Стравинского.

“Наступление города” назвала свою гравюру профессор архитектуры Лия Павлова. Уже с первого взгляда на гравюру бросаются в глаза элементы “звучащие” эхом полифонической партитуры Готики, на механической, радиально-кольцевой модели города Москвы.

 

Нижняя часть гравюры, старая часть города, ритмически медленная, в средней части ритм учащается, верхняя часть ритмически быстрая, а небоскребы напоминают архитектурные образы готики. Особенно интересно сравнить взгляд на гравюру снизу вверх, а потом сверху вниз; создается впечатление огромной силы, кажется, что город взлетает и падает одновременно.

”Л.И. Павлова, тонко чувствующий художник и архитектор/градостроитель, пишет в своей книге:” Верю в случайность, непредсказуемость, хотя гений вероятности — А. Эйнштейн определял случайность как хорошо подготовленную детерминированность событий. Верю, что случайные и детерминированные события не могут быть четко разделены, поскольку вероятность есть мера связи причин и следствий и моя жизнь — благодатное доказательство этой гениальной теории. Поэтому оставляю — “Жизнь. Волшебство Нереальности”.

В динамике исторического развития, как в музыкальном искусстве так и в архитектуре градостроительства, со временем меняется определение самого слова “контрапункт”.

Урбанизм, занимаясь планированием городского пространства, рассматривает “музыку” как неотделимую часть полифонической партитуры города.

Отмена определения различий между “музыкальным звуком” и “шумом” сформировала представление о новом типе полифонической партитуры “музыкального города”, автором которой является не композитор, а дизайнер-урбанист.

Сочинение австралийского композитора Iain Grandage “The Left Edge“, написанное для рекламного туристского ролика, дизайнер-урбанист использовал для эксперимента в процессе создания партитуры города полифонического склада. “Партитура” представляет собой План города , который становится своеобразным «нотоносцем», то есть “звуконосцем”, на который наносится звуковая дорожка из трех тем: Тема Ландшафтов, Тема Города и Тема Воды.

С точки зрения дизайнера-урбаниста таким образом Архитектура становится Музыкой. Но как представитель музыкального искусства могу назвать сочинения, в которых Музыка становится Архитектурой, поскольку ландшафты, города и вода, во всех формах их существования, в них изображаются музыкальными средствами.

Вечный спор за первенство среди искусств между Архитектурой и Музыкой продолжается, но на самом деле оба великих искусства все более сближаются.

Архитектура становится музыкой, а Музыка архитектурой, но при этом каждое из этих искусств сохраняет свою особенность, основанную на их различиях, которых гораздо больше, чем аналогий.

Литература

1. ”Город: модели и реальность”, “Феномен Города” Л.И. Павлова

  1. “Cities. Remaining the Urban.”, — Polity, 2002 Ash Amin, Nigel Thrift
  2. French— American Bridge for Medieval Musical Iconography “Music and Architecture: A Shared Aesthetic of the Flamboyant”, Russell O’Rourke (Columbia University), January 24, 2018
  1. “Contextual Counterpoint In Architecture”, Charles Jencks from No.24, Architecture Criticism (Winter/Spring 2012) pp.71-80
  1. “Architecture Becomes Music”, Charles Jencks , Essay, 6 May 2013, Architectural Review
  2. https://uh.edu/~tkoozin/projects/ogan/Short_Essay.html
  3. “London: A Musical Gazetteer”, Lewis Foreman, Susan Foreman
  4. “ Polyphonic Music Notation in 1487, Anna DeLoi with M. Jennifer Bloxaм

9. Brunelleschi’s Tempered Proportions, Liliana Gorini, January 22, 2016 of Executive Intelligence Review

  1. https://www.bl.uk/picturing-places/articles/the-baroque-city-town-plans-of-the-18th-century

Loading

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Капча загружается...