24.06.2024
Александр Журбин

Александр Журбин: Ритм, контрапункт, творческие генерации

Здесь еще более удивительное явление. Все пятеро героев находятся в одном состоянии, в одном месте, в одном времени… И хотя, как говорится, ничего не предвещало… но пятерым взрослым людям становится страшно…

Александр Журбин

Ритм, контрапункт, творческие генерации

Часть первая. РИТМЫ — ОПЕРА
Часть вторая. КОНТРАПУНКТЫ — БАЛЕТ
Часть третья. ТВОРЧЕСКИЕ ГЕНЕРАЦИИ — ЗАМЫСЕЛ ДЕМИУРГА

1.

ОПЕРНЫЕ АНСАМБЛИ КАК ТОЧКИ ПЕРЕСЕЧЕНИЯ РИТМА ВРЕМЕНИ и РИТМА МУЗЫКИ

Музыке доступно то, что недоступно другим искусствам: одновременное существование нескольких музыкальных событий. Это существует и в инструментальной музыке, и в вокальной, но особенно — в оперной.

Главные слова — «А в это время…»

Именно время — здесь главное слово. Музыка распределяется во времени. И если она совпадает со временем, то это называется симультанность. А если время и музыка идут в разнобой, то это может быть полифония. Но иногда получается какофония

***

Оперный композитор должен уметь писать ансамбли. В ансамблях наиболее ярко проявляется соотношение ритма и времени. Некоторые ансамбли являются мировыми шедеврами, сравнимые с полотнами Ботичелли или скульптурами Микельанджело

НАПРИМЕР:

Верди Квартет из III действия оперы «Риголетто»

Здесь переплетаются судьбы всех главных действующих лиц этой оперы. Мрачная решимость Риголетто противопоставлена и легкомыслию Герцога, и душевной муке Джильды, и кокетству Маддалены. Каждый из этих героев находится в своем месте, в своей вселенной, но волей композитора они все объединены. Каждая фраза высвечивает характер именно этого героя или героини, они враги, они противоречат друг другу, у каждого из них свой интерес, а мы с интересом из другой вселенной (из зрительного зала) все это наблюдаем. Конечно, по воле режиссера они могут находиться в одном углу сцены, или наоборот, в 4х разных углах ( я видел и тот и другой вариант), но искусство композитора их объединяет. Музыкальное время здесь побеждает пространство.

Чайковский «Квинтет» из Первого действия «Пиковой Дамы»

Здесь еще более удивительное явление. Все пятеро героев находятся в одном состоянии, в одном месте, в одном времени… И хотя, как говорится, ничего не предвещало… но пятерым взрослым людям становится страшно… Текст там братьями Чайковскими насыпан очень густо, слов не разобрать, слышно только одно — «мне страшно!»… А ведь до этого все было безоблачно — весна, Летний сад, хор мальчиков.

А как только вступает этот квинтет, настроение меняется, и мы понимаем, что дальше реально будет «СТРАШНО». Поразительно, как композитор выстраивает этот ансамбль, особенно когда герои, которые пока ничем не связаны, но и Герман, и Томский и Елецкий, поют одновременно с графиней и Лизой эти слова “Мне страшно”.

Интересная деталь: оказывается после премьеры в 1890 году через несколько спектаклей в Мариинском Театре этот ансамбль был убран из оперы.

Почему — никто не знает.

И Чайковский, который обычно был очень требователен, чтобы его музыка исполнялась точно так, как он ее сочинил, на этот раз промолчал.

И так играли без этого квинтета до самой смерти композитора в 1893 году. И только в 1904 году, уже в Москве Сергей Васильевич Рахманинов восстановил оригинал, и с тех пор опера исполняется непременно с этим ГЕНИАЛЬНЫМ квинтетом.

***

А вот еще одна гениальная опера — «Борис Годунов» Мусоргского.

Вспомним «Сцену в Корчме», второй акт

Сначала все просто. Хозяйка поет «Поймала я сиза селезня» а монах Варлаам поет «Как во городе было, во Казани».

А потом начинается чудо.

Композитор придумал следующее. Монах Варлаам, в подпитии, поет песню «Как едет ён»… А Григорий спрашивает, где здесь дорога на Литву. Поразительный эффект! Казалось простенькая а-ля народная мелодия, и незамысловатый дуэт Самозванца и Хозяйки Корчмы… а ведь какая симфоническая поэма! Такое создается напряжение, так все дрожит — и у исполнителей, и у зрителей.

***

Современная опера конечно наполнена, а иногда и переполнена этим эффектом одновременности.

Упомяну здесь оперу немецкого композитора Бернарда Алоиса Циммермана «Солдаты», сложнейший образец одновременного сочетания нескольких музыкальных и сюжетных линий, Основная сложность оперы, долгое время считавшейся вовсе непригодной для воплощения на сцене, — заложенная в музыке Циммермана идея одновременности. Сценическое действие многослойно, разнесенные по времени события проходят перед глазами зрителя в один и тот же момент. Скажем, в финальной сцене жених Мари пишет письмо, в котором отказывается от девушки в пользу любовника-офицера, одновременно офицер уже читает это письмо, и тут же отец Мари ищет свою потерянную дочь… Если вы смотрите это на сцене, без подготовки, не зная эту оперу — вы, скорее всего ничего не поймете. Но наверное композитору это все равно — понимаете ли вы или не понимаете. Главное — он сделал, он совершил и завершил эту головокружительную музыкально-сценическую конструкцию. На публику ему, как всякому современному композитору плевать. Не нравится — не ходите, никто вас не заставляет.

Еще один пример деления оперы на три потока — совсем новая опера «Часы» американского композитора Кевина Путса по книге Майкла Каннингема и фильму Стивена Долдри, премьера этой оперы состоялась в Метрополитен-опере в Нью –Йорке в ноябре 2022 года.

В этой оперы три героини, одна живет в 20е годы двадцатого века, вторая в 50е годы, а третья в самом конце 20 века. И все их судьбы каким-то чудесным образом переплетаются с романом Вирджинии Вульф «Миссис Дэллоуей». Каждая существует в своем времени, и конечно музыка «отсвечивает» эти периоды времени, намекает на «музыку времени». Однако в финальном трио трех героинь (их партии поют три потрясающих певицы Рене Флеминг, Келли О’Хара и Джойс Ди Донато) они вдруг сливаются в одно, и время над ними не властно.

Тоже удивительная сила музыки!

***

Расскажу и о своем небольшом вкладе в этом довольно редком композиторском направлении.

В моей опере «Мелкий Бес» (по Ф. Сологубу) довольно много таких музыкально-сценических контрапунктов.

Здесь я добился того, что мне давно хотелось — одновременно 3 симультанных действия, никак не связанных между собой… и все это происходит на одной сцене, в одной декорации.

И режиссер Георгий Исаакян подхватил эту игру, и предельно все это заострил. И вдруг оказалось, что зрители все понимают, и тоже радуются тому, что они разгадывают сложную загадку, или по современному «паззл».

Хотя ритмы времени и ритмы музыки (я уж не говорю о совсем не простых текстах Федора Соллогуба) сочетаются здесь весьма причудливо и затейливо.

Я рад что мне довелось прикоснуться к этому удивительному художественному приему.

2.

КОНТРАПУНКТ В БАЛЕТЕ

ОШИБКА НЕМЕЦКОГО МОДЕРНИСТА

Контрапункт в балете — взгляд Бернарда Алоиса Циммермана. Это такой парадокс, или даже скорее исторический анекдот. Циммерман, безусловно выдающийся композитор-авангардист, чья опера «СОЛДАТЫ» (которую я уже упоминал выше), иногда ставится в разных театрах, и на разных фестивалях. Опера сложная, по настоящему авангардная, в каком-то смысле одна из высших точек музыкального авангардизма, когда музыка все еще остается музыкой. Дальнейшие опыты в этом направлении никакого успеха не имели, и отправлялись в «Летейскую библиотеку» сразу после премьеры…

Однако в области балета Циммерман не очень преуспел, хотя и написал много балетных партитур. Иногда они ставятся, и их можно найти в Интернете.

Но интересно, что он написал некое эссе о балете, которое назвал «О будущем Балета», где изложил следующую концепцию: музыка и хореография должны существовать отдельно. Они никак не должны соответствовать друг другу, а наоборот — должны существовать совершенно независимо. Всячески издеваясь над Петипа и Чайковским, а также всеми другими известными создателями балетов, он предлагает чтобы балетмейстер ставил нечто в тишине, без всякой музыки, а затем на это накладывается какая-то музыка, которая никак не связана с уже поставленными движениями.

Главное слово здесь — несинхронно.

Если в любом балете –даже в самом так называемом «супермодерн-балете» — задача всех создателей сделать музыку и хореографию синхронной, совпадающей, одновременной, то теория Циммермана — призывает к «рассинхрониванию»…

Это было придумано еще в 50-60-е годы. Очевидно композитор думал, что изобрел какое-то новое течение, новый жанр.

Но, увы, никто за ним не пошел. Во всяком я не вижу его последователей… И когда я хожу на современные балеты (ну например в Центре Барышникова) то с удовольствием вижу, что музыка и движения все-таки сочетаются, хотя и не так, как у Петипа.

Но долго говорить об этом не стоит.

Это не контрапункт.

Это Лже-контрапункт.

И все.

3.

Творческие генерации как замысел бога

Композиторы появляются «пачками». Так же как писатели, поэты, художники, кинорежиссеры. Здесь уместно вспомнить бахтинский термин хронотоп: это слово означает «закономерная связь пространственно-временных координат». Только надо добавить слово «неожиданная». То-есть неожиданная, но закономерная связь.

Вот примеры.

РОССИЙСКИЕ КЛАСТЕРЫ

Есть известная шутка, что все известные русские писатели 19 века могли родиться у одной матери.

Хотя на первый взгляд это случайность, но если присмотреться, то здесь есть своя система.

Обычно это принято считать с года рождения Пушкина. Действительно, с 1799 года до 1828 года родились все великие русские писатели 19 века.

Но я попробовал найти другой вариант и он оказался вполне

доступным . Просто я начал с года рождения Тургенева.

И вот — годы рождения десятка русских писателей:

Тургенев — 1818
Достоевский — 1821
Лев Толстой — 1828
Добролюбов — 1836
Некрасов — 1821
Лесков — 1831
Островский — 1823
Салтыков-Щедрин — 1826
Чернышевский — 1828
Фет — 1820

Значит за 10 лет — с 1818 года по 1928 родились 10 человек, каждый из которых сделал немало для русской литературы.

КЛАСТЕРЫ ИТАЛЬЯНСКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ

А вот например итальянское Возрождение, так называемое кватроченто, конец 15 века, Флоренция времен Лоренцо Медичи. Там жили очень близко другу к другу, фактически на расстоянии нескольких кварталов вот какие люди: Микельанджело Буонаротти, Леонардо да Винчи, Ботичелли, Мазаччо, Беллини, Перуджино, и многие другие. Конечно они меняли место жительства, часто переезжали, кто-то был постарше, а кто-то помладше, но никогда на Земле не было такой концентрации талантливых художников на одном небольшом клочке земли.

Безусловно это является ЧУДОМ. И здесь есть рука Демиурга.

Нечто похожее было в древней Греции (5 век до нашей эры), и в Древнем Риме во время правления Марка Аврелия.

КЛАСТЕР FIN DE CIECLE

И удивительное скопление талантов было в Париже в конце XIX — начале XX века, так называемый период fin de siècle, конец века…

Не буду перечислять имена, каждый легко найдет это в Интернете… Однако могу уверено сказать, что 20 или даже 30 имен писателей, поэтов, художников, музыкантов, режиссеров, и прочих представителей свободных искусств, известных всему миру, физически находились в это время в этом месте в Париже и его окрестностях. Они общались, дружили, иногда ненавидели друг друга, но оставили для последующих поколений огромное количество шедевров в разных видах искусства…

Вмешательство Демиурга налицо.

***

Конечно, подобные стечения обстоятельств сейчас встречаются крайне редко. И не удивительно. С появлением Интернета в начале 2000х годов необходимость личного общения уменьшилась.

С одной стороны Интернет всех связал, — но и разобщил. Наличие всяких электронных видов связи, знакомые сегодня каждому школьнику младших классов, делают личное общение необязательным.

И вряд ли мы найдем даже в крупных городах сегодняшнего мира — в Нью-Йорке, Лондоне, Париже, Берлине — пару десятков людей высшей категории.

И даже мы с вами, вполне достойные джентльмены, сегодня находимся в разных концах земного шара. И это уже стало привычным, и никого не удивляет. А лет 20 назад мы все скорее всего собрались бы где-нибудь в Берлине или в Париже…

А как определить эту высшую категорию— кто знает?. Ведь величие писателя, художника, композитора как правило «проявляется» после его ухода из жизни. Кто считал Ван Гога или Модильяни великими, да что там великими — хорошими художниками?

Вот лауреатов Нобелевской премии мы найдем много. Например, в американских университетах. Мне рассказывал один приятель, что в Стэнфордском университете есть автомобильная стоянка, где могут оставлять машины только преподаватели этого университета, лауреаты Нобелевской премии. Стоянка довольно большая и почти всегда заполнена…

***

Но поговорим о музыке.

Музыкальные гиганты появились не так давно, примерно с начала 18 века.

В эти годы жили Бах и Гендель.

Но они никак соседями не были, хотя родились недалеко друг от друга и в один год, (в 1685 году, Бах младше Генделя на 35 дней). Они вообще не встречались. Конечно Бах знал про Генделя, и ценил его.. хотя никаких свидетельств этого нет. Но Бах однажды поехал в соседний город, чтобы послушать Генделя, но увы, они разминулись.

Гендель про Баха вряд ли вообще слышал, он был большой знаменитостью, общался с королями и герцогами. Писал по заказу оперы и оратории, зарабатывал большие деньги. Бах опер не писал (а зачем? — ведь никто не поставит оперу малоизвестного органиста из провинциальной церкви) зато каждую неделю писал кантату — просто к воскресной службе.

В общем судьба их разбросала и социально и географически — Гендель почти всю жизнь прожил в Лондоне. Интересно что в конце жизни (Бах прожил 65 лет, а Гендель на 10 лет больше) они оба ослепли, но продолжали сочинять музыку, просто диктуя ноты.

В общем, пары не вышло, и задумка Демиурга не получилась.

***

Более удачно получилось с отцами-основателями классической музыки: Гайдном, Моцартом и Бетховеном. Все они трое удивительно укладываются в классический канон. Родились они в Западной Европе, Гайдн и Моцарт — в Австрии, а Бетховен в Германии. Потом все они жили в Вене, тогдашней музыкальной столице мира. Бетховен учился у Гайдна (и у Антонио Сальери,) Моцарт вообще нигде не учился, его папа Леопольд учил его всему, но он был приятелем Сальери, и все они трое были знакомы.

Идеальная троица, сами того не подозревая (тут явно была божья рука!) сотворили целый мир классической музыки.

Ничего более прекрасного, стройного и изысканного человечество не создало. Именно наследие этих трех композиторов, которое можно себе представить как творение ДЕМИУРГА стало основой для всего дальнейшего развития европейской музыки.

***

Дальше все стало распадаться. Романтики, хотя и жили частично в Вене (Шуберт, Шуман, Брамс) все-таки утратили цельность и единство.

Их стало много — даже самый первый ряд насчитывает человек 20, они жили в разных странах (Дворжак — в Чехии, Григ — в Норвегии, Шопен сначала в Польше, а затем во Франции). Лист был венгром, Берлиоз, Гуно и Мейербер — французами, Доницетти и Верди — итальянцами, Монюшко — поляком. Между ними шли бесконечные споры и раздоры, а с появлением Вагнера, который очень быстро завоевал массу поклонников среди европейской аристократии, борьба уже превратилась в настоящую войну. Поскольку музыка все больше очаровывала сердца публики, стали процветать такие жанры как опера и балет, а тут уже речь шла о серьезных гонорарах и о комфортной жизни., и война шла не на жизнь, а насмерть. Хотя все они делали общее дело, и сегодня человек вполне может любить музыку Брамса и Вагнера одновременно, не думая о том, что в жизни они были лютыми врагами…

***

Далее судьба великих европейских композиторов шла у каждого по своей дороге. Каждый считал себя гением, каждый выбирал свой путь. По 9 симфоний написали Малер и Брукнер, множество опер и симфонических поэм написал Рихард Штраус. Они жили примерно в одно время и пересекались иногда. Но никаких союзов, никакой дружбы не было.

Однако в начале 20 века три великих композитора стали Группой. В каком-то смысле эта группа была современной или осовремененной группой венских классиков. Они и назвали себя — ново-венцы, и часто музыканты их называют «ново-венские классики».

Это Шёнберг, Веберн и Берг. Они действительно выглядели как та Троица, 100 с лишним лет назад.

Шёнберг как «Папаша Гайдн», он всех учил и был действительно замечательным педагогом, Берг — гений, создатель совершенно нового музыкального языка, (он очень рано умер, в 50 лет) и Веберн — тончайший сочинитель, чья музыка заглядывала лет на сто вперед. (Кстати, Веберн — единственный композитор, который умер не своею смертью. Его случайно застрелил американский солдат, когда война уже была закончена, и композитор вышел на балкон покурить)

И тут опять Демиург удачно махнул хвостом.

Я не касаюсь российских композиторов. Там была в 19 веке одна группа, которая нескромно именовала себя «Могучая кучка», в которой, на мой взгляд, был только один человек с «могучим талантом» и это, конечно, был Модест Мусоргский. Этой группе противостоял действительно гениальный композитор Петр Ильич Чайковский, и именно он стал символом русской музыки на века.

Ну а далее в России (уже в СССР) были насильно придуманные группы АСМ ( Ассоциация Современной Музыки), РАПМ (Российская Ассоциация Пролетарской Музыки) и еще много таких организаций (около 20)

После чего в начале 30х годов все эти организации разогнали, а всех участников загнали в Союз Композиторов, который существует и по сей день. Никакого толку от этой организации нет и не было, кроме разве что продовольственной и медицинской помощи.

В творческом смысле тут рассказывать нечего — обычная советская бюрократия, взятки, коррупция, маленькая группа людей на этом наживается, а все остальные сосут лапу.

Но это тема для другого разговора.

***

Таким образом мы рассмотрели три явления.

РИТМ — как творение композитора, особенно ярко выявляющееся на оперной сцене.

КОНТРАПУНКТ — утопическая и не осуществимая идея сделать контрапункт (в смысле — противоречие) между хореографией и балетом.

ТВОРЧЕСКИЕ ГЕНЕРАЦИИ создаются по замыслу Демиурга. Замысел получается не всегда.

Но иногда — очень удачно.

Loading

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Капча загружается...